Научная антипсихиатрия


Одной из наиболее сложных и до сегодняшнего дня нерешенных проблем в области душевного здоровья человека является шизофрения. За многие годы изучения этого вопроса как в фундаментальных философских, так и в прикладных психиатрических и психологических исследованиях сложились основные направления, берущие за основу противопоставление психических и соматических факторов возникновения этого душевного расстройства. В частности, приверженцы «соматического» направления считают, что факторами, инициирующими болезнь, являются многочисленные нарушения нормальных биохимических процессов в организме человека, которые зачастую не могут быть диагностированы на современном уровне развития медицины, и поэтому не могут быть разработаны медицинские меры и препараты, гарантирующие полное прекращение болезни. Одной из наиболее распространённых биологических концепций шизофрении в российской психиатрии является генетическая гипотеза, получившая развитие в трудах советского психиатра М. В. Вартаняна в 80-х годах прошлого века и положенная в основу принятия официального решения о признании человека больным шизофренией.

Генетическая гипотеза отвергает значение психических причин, таких как психотравмы, микросоциальные и психогенные факторы (например, воспитание), доказывая, что загадка шизофрении таится именно в генетических особенностях больных. В защиту этого довода приводится следующий аргумент: дети, изолированные от страдающих шизофренией биологических родителей и помещенные в «здоровые» семьи (Strategyofadoptedchildren) не показали снижения частоты заболеваний. Вартанян делает вывод, что «благоприятная микросоциальная среда не понизила частоты возникновения шизофрении у детей с наследственным отягощением» [1].

После падения СССР, благодаря активизировавшемуся правозащитному движению, советская психиатрия была подвергнута серьезной критике за нарушение прав личности и использование психиатрических диагнозов в политических целях. В данное время прогрессивным врачам и психологам стали доступны другие достижения психиатрической медицины, все мировое психологическое наследие. Важно то, что концепции «психиков», наследников психоанализа З. Фрейда, признающих основообразующими причинами шизофрении микросоциальные и психогенные факторы, помогли достигнуть гуманизации всего процесса лечения, реабилитации и социальной адаптации страдающих шизофренией.

Наиболее интересна и актуальна для современных исследований проблем возникновения, развития и терапии шизофрении феноменологическо-экзистенциальная модель Ясперса — Хайдеггера – Бинсвангера. С точки зрения экзистенциалистов, болезнь представляет собой особую форму существования личности. Эту идею поддержал и развил шотландский психиатр, исследователь и философ Рональд Дэвид Лэйнг, один из основоположников направления, получившего название — антипсихиатрия.

В основе концепции школы Р. Д. Лэйнга, по словам российского исследователя Е. В. Косиловой, лежит опыт трех основных направлений западной психиатрии середины XX века: это «классическая» («физиологическая») психиатрия (Морель, Моро де Тур, Вундт, Крепелин, Блейлер), английский вариант психоанализа (Фрейд, Абрахам, Кляйн, Винникотт, Байен) и экзистенциально-феноменологическая психиатрия (Ясперс, Хайдеггер, Бинсвангер) [5]. Учение Р. Д. Лэйнга было своего рода откликом на социокультурную ситуацию середины XX в., которая характеризовалась протестными движениями в культуре и науке западно-европейских стран. Самым известным достижением антипсихиатрии стал отказ от медикаментозной терапии и содержания больных в стационаре, что вступило в противоречия с доминирующим «физиологическим» подходом в трактовке шизофрении.

Путь Рональда Лэйнга

Путь Лэйнга к формированию своей концепции был долгим: все начиналось в школе в Глазго, где он увлекся идеями классиков экзистенциализма, читал труды Зигмунда Фрейда, затем — армейская служба в качестве врача-психиатра в начале 50-х, частная практика, эксперименты с наркотическими веществами, и, наконец, создание коммуны Кингсли-холл и активное участие в борьбе с официальной репрессивной психиатрией. Концепция Лэйнга – это квинтэссенция борьбы за свободу и права личности, преодоление антигуманности капиталистического общества. Деятельность Лэйнга, наряду с трудами и выступлениями французского философа Мишеля Фуко, итальянского психиатра Франко Базальи, американского исследователя и мыслителя Томаса Саса, доказала, что альтернативный подход в лечении шизофрении не просто имеет право на существование, но и может дать практические результаты.

Публичные выступления Лэйнга собирали не меньше людей, чем концерты современных ему рок-звезд, а изгнание из членов медицинского сообщества в 2020 г. окончательно закрепило за ним статус бунтаря и борца с системой. Бунт Лэйнга вскрыл кризис в психиатрии, заключавшийся в том, что традиционный подход отказывался признать в шизофренике личность, способную вести полноценную жизнь в обществе [2]. Ознакомиться с биографией Рональда Дэвида Лэйнга на русском языке можно в труде российского исследователя О. В. Власовой «Рональд Лэйнг. Между философией и психиатрией», в котором автор рассмотрела множество взглядов и создала цельный образ гениального мыслителя, талантливого врача и чрезвычайного сложного человека.

Концепция личности

Благодаря своим исследованиям шизофрении Р. Д. Лэйнг создал собственную концепцию личности. В трудах «Расколотое «Я»», «Здравомыслие, безумие и семья», «Безумие. Семейные корни», «Мудрость, сумасшествие и безумие», в журнальных публикациях, многочисленных лекциях, интервью и публичных выступлениях Рональда Лэйнга постепенно выкристаллизовывается идея, что границы между нормой и патологией не существует. Шизофрения же возникает в результате того, что человек становится психотиком под гнетом социального воздействия (особенно воспитания), когда к нему предъявляют противоречивые, зачастую исключающие друг друга требования [7].

Наиболее одиозным, с точки зрения его современников, придерживающихся традиционных взглядов на психиатрию, стало проповедуемое Лэйнгом утверждение, что шизофреник не просто не является больным, но и зачастуюнормальнее обычных людей. Лэйнг заявляет, что лечение психиатрических заболеваний в современном ему мире – это репрессивный инструмент, крайне негуманный по отношению к человеку, ущемляющий свободу личности, что терапия, основанная на таком подходе, не может привести к положительным результатам, а лишь усугубляет течение болезни, особенно в случаях с детьми и подростками, жизнь которых исковеркана презрительным отношением социума, изоляцией в психдиспансере и огромными дозировками препаратов.

Для более глубокого понимания концепции антипсихиатрии Рональда Лейнга необходимо помнить, что она берет свое начало в сочетании экзистенциализма с психоанализом и в противостоянии «физиологическому» подходу. Поэтому труды Лэйнга содержат серьезные философские рассуждения, он использует фундаментальные категории, при помощи которых обобщает свой практический опыт врача-психиатра. Важнейшим понятием антипсихиатрии Лэйнга является понятие «онтологически защищенная личность», имеется в виду личность, обладающая онтологической уверенностью (ontological security).

В труде «Расколотое «Я»» Р. Лейнг определяет онтологическую уверенность как «переживание человеком самого себя вместе с другими в его мире», переживание «надежности бытия в этом первичном эмпирическом смысле», а неуверенность — как «жизнь без ощущения жизни» [6]. Один из немногих российских исследователей наследия Лейнга Н. В. Коптева трактует онтологическую уверенность как «континуум экзистенциальных положений, позиций (existential position), соответствующих мере надежности структурирования элементов бытия-в-мире» [4].

Р. Лэйнг под онтологической уверенностью, воплощенностью ментального «Я» в теле «обычного» человека, понимает не только то, что позволяет «нормальному» справляться с повседневными жизненными трудностями, непреодолимыми для шизоидного индивидуума, но и нечто большее, соотносимое с психологическим здоровьем. При отсутствии, даже частичном, онтологической уверенности у человека возникает проблема с уверенностью в собственной индивидуальности и идентичности, реальности окружающего мира и людей. Формируется беспокойное состояние, которое ощущается человеком как реальная угроза его существованию его личности. Лэйнгом описаны три основные формы такого состояния, которые требуют терапевтического вмешательства:

  • Поглощение – потеря уверенности в стабильности автономии личности и боязнь утратить ее при общении. Механизм защиты – изоляция;
  • Взрыв – переживание мира и отношений в нем как угрозу уничтожения или поглощения собственной идентичности и автономии личности. Мир воспринимается как преследователь.
  • Оцепенение и деперсонализация – в этой ситуации человек теряет свою идентичность, как бы обращаясь в вещь под воздействием отрицания личностной автономии.

Но специфика бытия человека заключается в том, что существует диалектичность отношений человека с другими людьми и миром в целом. По Лэйнгу, «Я» может быть реальным только в связи с реальными людьми и вещами, «индивидуальность достигается и поддерживается двумерно, она требует признания самой себя как другими, так и простого признания собой» [6]. Один из пациентов Р. Лэйнга так говорит об этом: «Я отрезал себя от людей и закрылся в себе. И я мог видеть, что в некотором смысле становишься мертвым, когда это делаешь. Нужно жить в мире вместе с другими людьми» [6]. Несомненно, подверженная психическому расстройству личность, потерявшая ощущение своей автономности и целостности, является онтологически незащищенной, фактически человек ощущает себя поделенным на тело и дух, ассоциируя себя именно с духом. Такой человек не чувствует себя центром собственного бытия, а воспринимает свою личность как один из объектов мира.

Потерявшее воплощение «Я» создает один или целую плеяду собственных образов и внутренних миров, которые пытается утвердить, замещая при взаимодействии с окружающим миром и людьми невоплощенное. Существующая в основном ментально личность ощущает безмерно давящее отчуждение от мира, что усугубляет тревожное состояние. Поэтому необходима такая терапия, которая поможет восстановить онтологическую уверенность и отношения с социумом. Именно через пример онтологической уверенности, транслируемой посредством отношений, можно показать бытийствующее сознание, воплощенное, укорененное в мире, противопоставить его онтологической неуверенности шизоидных индивидуумов, показать возможности воплощения своего собственного «Я».

Концепция Рональда Лэйнга

Концепция Рональда Лэйнга не панацея от шизофрении, но, предложив один из оптимальных вариантов ее терапии, Лэйнг предложил и свой взгляд на проблему возникновения этого психического расстройства. Основной же заслугой Лэйнга стало разрушение той страшной системы психиатрии, которая существовала не только в Советском Союзе, но и на «прогрессивном» Западе. Эта уничтожающая личность система мнимой терапии отражена в романе К. Кизи «Пролетая над гнездом кукушки» и одноименном фильме М. Формана, ставших знаковыми в борьбе за гуманизацию лечения людей, подверженных расстройствам психики.

Опыт Рональда Лэйнга, в частности его коммуны Кингсли-холл, был воспринят и оптимизирован американских психиатром Лореном Мошаром, создавшим коммуну «Сотерия», в которой он совместил подход Лэйнга к терапии отношениями, в основном при помощи неспециализированного персонала, с низкодозированным медикаментозным лечением [3]. Этот гуманистический подход к терапии шизофрении и социализации шизофреников в обществе после долгих дискуссий в научном сообществе был признан альтернативой традиционному «физиологическому» подходу. Нужно отметить, что в современной России также постепенно формируется антипсихиатрический подход к профилактике и терапии шизофрении и других психических расстройств.

Литература:
  1. Вартанян М.Е. Шизофрения. Этиология и патогенез / М.Е. Вартанян // Сайт ФБГНУ «Научный центр психического здоровья», 2015. — URL: http://ncpz.ru/lib/1/book/26/chapter/22 (дата обращения 15.09.2015)
  2. Власова О.В. Рональд Лэйнг. Между философией и психиатрией / О.В. Власова. М.: Изд-во Института Гайдара, 2012. 464 с.
  3. Запускалов С.В. Сотерия / С.В. Запускалов // Сайт «Гражданская комиссия по правам человека», 2012-2015. – URL: http://www.cchr.spb.ru/alnativa
  4. Коптева Н.В, Онтологическая уверенность и уверенность в себе / Вестник Забайкальского госуниверситета. — №5. – 2011. – С.174-180.
  5. Косилова Е.В. О психиатрии (материалы диссертации) / Е.В. Косилова // Сайт «экзистенциальная и гуманистическая психология», 2000-2015. — URL: http://hpsy.ru/public/x1306.htm#_ftn2
  6. Лэйнг Р. Д. Расколотое «Я». СПБ.: Белый кролик, 1995. 352 с.
  7. Психология личности: словарь-справочник / под ред. П. П. Горностая, Т. М. Титаренко. М.К.: Рута, 2001. 320 с.

Автор статьи: Екатерина Миляева
Преподаватель, аспирант кафедры философских наук ЧГАКИ

Текст публикуется в авторской редакции

Источник: PsychoSearch.ru

В английских тюрьмах исправляют преступников?

Всплыли интересные подробности о человеке, обезвредившем лондонского террориста. Один из трех героев, помогавших обезвредить террориста Усмана Хана на Лондонском мосту в пятницу, 29 ноября, оказался бывшим жестоким убийцей. По данным британских СМИ, это 42-летний Джеймс Форд, приговоренный в 2020 году к тюремному сроку от 15 лет до пожизненного заключения за убийство 21-летней девушки-инвалида Аманды Чэмпион.

В июле 2020 года Форд наткнулся в лесу в графстве Кент на свою жертву, страдавшую задержкой умственного развития, и жестоко расправился с ней. По сей день он не раскрыл мотива для этого убийства.

По данным The Guardian, Форд отбывал последние дни своего заключения в тюрьме открытого типа Стэнфорд-Хилл, и во время теракта на Лондонском мосту оказался рядом. Он помогал скрутить террориста и удерживать его на земле до прибытия полицейских. Предположительно Форд также пытался спасти жизнь женщины, которую ударил ножом Усман Хан.

В заключении Джеймс Форд прошел интенсивный курс психотерапии, сообщил профессор криминологии Университета Бирмингема Дэвид Уилсон. Ученый является… Читать дальше…

Просмотров: 27 Comments: 0

Посіпахи наклепсихбрехніатрів готують українцям нову пастку

V098X 22 ноя 2020 23:45
Rating:

Вчора на вільних просторах інтернету надибав отакенну

http://www.mif-ua.com/m/archive/article/11016

повнісіньку хрінь, а там понаписувано отакого лайнища —
«…
Ця норма Закону також ускладнює госпіталізацію хворого за заявою родичів, якщо хвора особа, не усвідомлюючи свого стану, не дає згоди на лікування.
Пропозиції.
1. Визнати одного з родичів, який здійснює домашній догляд за дієздатною особою з тяжким психічним розладом, особистим представником цієї особи з наданням йому прав законного представника виключно у період загострення хвороби, коли особа не усвідомлює свого стану та необхідності госпіталізації, а також під час стаціонарного лікування особи.
2
. Визнати законним… Читать дальше…

Просмотров: 27 Comments: 2

Башню Гедиминаса полечили.

этоя 15 ноя 2020 03:58
Rating:

Скоро башня Гедиминаса рухнет. Башня Гедиминаса подверглась лечению. Башня на лысом холме.

Толко больные шизофрение могли додуматься спилить все деревья.
Может быть деревья дорого продали на доски для элитной мебели.

Скоро башня Гедиминаса рухнет. Башня Гедиминаса подверглась лечению.

Холм у башни Гедиминса побрили — навели красоту, тошнит смотреть. Гедиминас мой очень дальний родственник. К нему у меня роды идут черезь последнего магистра Тевтонского ордена. 13 февраля 2020 года в Кенигсберге рыцари Тевтонского ордена избрали своим великим магистром Альбрехта Бранденбург-Ансбахского фон Гогенцоллерна. Он стал последним великим магистром Тевтонского ордена и первым герцогом Пруссии. Его мама София Ягеллонка — ее Отец Казимир IV — его отец Ягайло — его Отец Ольгерд -… Читать дальше…

Просмотров: 16 Comments: 0

МОЖЕТ ЛИ БОЛЕТЬ ПОВЕДЕНИЕ…

Like 14 ноя 2020 15:21
Rating:

Не, я не прикалываюсь. Реально, был такой мужик, даже два, которых синхронно посетило забавное умозаключение, типа — если поведение одного человека отличается от поведения другого человека, то один из этих человеков — психонах…, или... — психонат…, ааа, нет – психопат. А другой, значит, получается — не это самое, и даже — наоборот. Но кто из них есть кто? Естественно, кого больше, тот и прав... Ну, в смысле – поведенчески здоров. А кого меньше – поведенчески болен, естественно. Это же элементарно! Качество подчиняется количеству! И тут же, как водится — классификация этой поведенческой нозологии по виду, выраженности, устойчивости, динамике, прогрессированию… Этиологии,… Читать дальше…

Просмотров: 143 Comments: 15

Психиатры помогли Максаковой отсудить подаренную квартиру

Пресненский суд Москвы удовлетворил два гражданских иска вдовы экс-депутата Госдумы Дениса Вороненкова Марии Максаковой-Игенбергс, связанных с квартирным спором с ее мужем Далхатом Халаевым и нынешним владельцем оспариваемой столичной квартиры Муратом Мержоевым. Таким образом, договор дарения признан недействительным.

Ранее истице судом была назначена психолого-психиатрическая лжеэкспертиза об оценке ее состояния в момент выдачи доверенности для совершения сделки с квартирой.

По данным психиатров, на момент заключения сделки Максакова свои действия якобы не контролировала.

Суд длился около года. Максакова просила признать недействительным договор дарения квартиры на Краснопресненской набережной в Москве, признать доверенность, выданную её адвокату Магомеду Евлоеву, недействительной.

Ответчиками по искам выступили Далхат Халаев (Максакова и Халаев вступили в брак 12 июля 2020 года) и владелец оспариваемой квартиры Мурат Мержоев.

Хочу напомнить, что объективных методов определения психического состояния человека у психиатров нет, как на текущий момент, так… Читать дальше…

Просмотров: 20 Comments: 0

Источник: antipsychiatry.ru

Автор самого термина «антипсихиатрия» Дэвид Купер придумал его с целью провокации, чтобы бросить вызов существующим консервативным институтам, а вот на самом деле исследователи, придерживающиеся этого движения, имели мало общего между собой и вовсе отстаивали совершенно разные взгляды.

Прошлое психиатрии

В действительности в середине 20 века официальная психиатрия выглядела весьма пугающе. Даже в самых развитых странах лечение было принудительным, а психиатрические больницы были закрытыми и изолированными учреждениями. Да и пациентов там за людей практически не считали.

Вплоть до 50-х годов у психиатров в арсенале не было действенных и эффективных методов для лечения тяжелых психических расстройств. Они применяли методы, довольно далекие от понятий гуманизма: электрошок, связывание и даже лоботомию. А людей с психозами и вовсе не лечили (просто потому что не умели), поэтому предпочитали изолировать их от общества, иногда даже на всю жизнь.

Психиатрия была такой изначально, что было довольно логичным для той эпохи, когда любые отклонения от общепринятых норм считались дурным тоном и проявлением неуважения. Причем подобный подход практиковался и в других областях, например, в медицине (жесткая изоляция неизлечимых больных) или образовании (жесткая система физических наказаний). Главной проблемой психиатрии стало то, что она отказалась от жестких и изощренных мер намного позже остальных.

В Советском союзе первой жертвой карательной психиатрии стала революционерка Мария Спиридонова, которая попала в лечебницу с диагнозом «истерический психоз». После войны в стране создали целую сеть подобных лечебниц – тюремные спецбольницы. Одновременно в них содержалось около 2020 заключенных. Большинство из них оказалось там по причине контрреволюционной деятельности, которая в то время приравнивалась к убийству. На подобной волне многие выдающиеся исторические личности были признаны шизофрениками.

Протест против подобных карательных норм зародился внутри самой науки. Основателями этого движения стали сразу несколько психиатров и психоаналитиков, которые работали в Англии, Италии и США. Они напрочь раскритиковали существующий подход к лечению и призывали придавать значение личности самого пациента и его минимальному комфорту.

В книге «История безумия в классическую эпоху» Мишель Фуко смог отследить связь между устройством общества и его отношениям к психически больным людям. В разные эпохи люди с одними и теми же расстройствами признавались пророками, одержимыми бесами, бездельниками. И только в итоге медицина приходила к выводу, что они просто больны.

Нужно сказать, что больший временной отрезок в истории душевнобольных людей никто не трогал. Они могли собирать милостыню и часто играли роли уличных шутов. Но в 17 веке все резко изменилось. Движению индустриализации резко потребовалось много рабочей силы, поэтому тех, кто не мог трудиться на благо государства, стали изолировать от общества. Но вот полноценное понятие «душевнобольной», как и психиатрия, приближенная к современной, зародилась всего два века назад.

Зарождение антипсихиатрии

В январе 2020 года уже известный нам Дэвид Купер основал терапевтическую коммуну «Вилла 21», которая в общей сложности просуществовала 4 года. Его пациентами стали молодые люди в возрасте от 15 до 30 лет с диагнозами «шизофрения» или «расстройство личности». Для работы набирали сотрудников с небольшим стажем работы в психбольницах. Главной целью Купера было опровергнуть несколько основных положений психиатрии того времени: необходимость труда для социализации пациентов, необходимость жесткого распорядка дня и контроля за пациентами со стороны персонала.

Купер не обещал, что его подход приведет к чудесному исцелению, но открытием оказалось, что состояние пациентов не ухудшалось, и ни один сотрудник не пострадала от рук пациентов. И по сей день признано, что «Вилла 21» стала первым в истории успешным антипсихиатрическим экспериментом.

Последователем Купера можно назвать британского психиатра Рональда Лэйнга, который пытался доказать коллегам, что психические расстройства чаще всего имеют социальную природу – болеет вовсе не человек, а общество, которое подавляет не таких как все. Поэтому больным людям нужно не столько лечение, сколько понимание и уважение.

Лэйнг прославился еще и благодаря своему эксперименту – «Шумная комната». В рамках эксперимента 11 женщин с шизофренией в будние дни находились в большой комнате и могли свободно общаться друг с другом и медперсоналом. Им даже разрешили пользовать газовой горелкой и самостоятельно готовить себе еду. И когда Лэйнг заметил, что приготовленные женщинами пирожки соглашаются попробовать лишь некоторые медсестры, он задал закономерный вопрос: кто же на самом деле более безумен – больные женщины или персонал, испытывающий ужас перед обычным пирожком?

Профессор считал, что шизофрения – это путь к перерождению, а психоз – это процесс трансформации. Этот термин он и вовсе предлагал заменить «метанойю» (изменение сознания) и в целом не считал его негативным явлением. И задача психиатра в этой ситуации – быть проводником своего пациента в этом мистическим путешествии. Интересно, что никто точно не знал, чем и как оно завершится.

Считалось, что если что-то и вредит состоянию пациента, то это не само его состояние, а жизнь в традиционном обществе. Нельзя надеяться, что психоз может пройти в такой обстановке, поскольку общество постоянно навязывает человеку самые разные устои и стереотипы. На этом фоне Лэйнг попытался создать совершенно новую систему психиатрической помощи – коммуны, в которых пациентов не лечат, а просто позволяют им жить своей жизнью на равных с медперсоналом. В 2020 году была образована первая подобная коммуна в Лондоне. Одновременно в ней могли проживать 14 пациентов, причем несколькими из первых стали пациенты из Виллы Купера. Со временем Кингсли-холл превратился в один из самых модных и культурных центров Лондона и его регулярно посещали музыканты, деятели культуры и даже политики.

Но вот многих лондонцев соседство с «домом психов» никак не радовало, поэтому они выражали свой протест, бросая в здание камни и выламывая его двери.

Стоит отметить, что и поведение обитателей холла не всегда было идеальным, они могли включать громкую музыку по ночам, танцевать голышом на крыше или ходить по чужим домам. Таким образом, коммуна постепенно пришла к своему логическому завершению. Однако сам Лэйнг больше оценивал свой эксперимент как положительный, поскольку ему удалось доказать, что определенное количество людей с психическими отклонениями смогли относительно мирно жить в одном помещении.

Примечательно, что впоследствии Лэйнг открещивался от антипсихиатрии и считал свою миссию лишь в том, чтобы изменить существующий уклад психиатрии, повернув ее лицом к пациентам, а не к властям.

У Лэйнга появилось немало последователей, поэтому в 70-х годах его идеи периодически воплощались на практике. Самым успешным здесь стал проект «Сотерия»  (спасения) американского психиатра Лорена Мошера. Он создал небольшое сообщество для 6 человек с диагнозом шизофрения. В его коммуне было запрещено насилие, секс и прием наркотиков. Главным направлением в лечении была домашняя уютная остановка и межличностная терапия.

Чтобы проверить результаты эксперимента, Мошер отобрал для сравнения со своими пациентами группу людей из обычной психиатрической больницы. Спустя два года оказалось, что именно подопечные Сотерии были намного лучше социализированы и у них было меньше поводов для повторной госпитализации. «Сотерия» закрылась в 2020 году, но созданные по ее принципу дома-коммуны существуют во многих европейских странах и по сей день.

Одним из главных гуру подобного движения можно считать еще и американского психоаналитика Томаса Саса. В 2020 году свет увидела его книга «Миф о душевной болезни», в которой он утверждал, что психические болезни – это фикция, которая создана для того, чтобы избавлять общество от неугодных ему людей.

Он был убежден, что сами симптомы никак не помешают больному, пока общество не начинает требовать от него приспосабливаться к тем или иным правилам. Массовое принудительное лечение больных Сас приравнивал к инквизиции.

Левые идеи антипсихиатров

В 2020 году в Великобритании был образован «Союз психически больных», а уже спустя два года численность сообщества достигла 400 человек, а его отделения появились во многих европейских странах и даже в Америке. Одним из активистов выступал создатель «Виллы 21» Купер, причем он примкнул к ней на правах пациента, поскольку страдал от алкоголизма. Вступать в сообщество могли и врачи, и пациенты, но лишь последние имели право голоса.

Организация считалась леворадикальной, а ее идеологи считали психические расстройства – неизбежным симптомом капитализма. Многие люди вынуждены много работать и буквально оказываются в ловушке, единственный выход из которой – ментальные расстройства. Малоимущие на самом деле страдали от таких расстройств чаще обеспеченных людей.

Союз психических больных оказывал людям, пострадавшим от карательной психиатрии, юридическую помощь, боролся с принудительной госпитализацией и самими психическими лечебницами, как явлением.

Примечательно, что определенную роль в становлении антипсихиатрии сыграло и ЛГБТ движение.

Антипсихиатры оказались правы в том, что понятие нормы весьма и весьма относительно, поэтому не стоит называть человека больным просто потому что не такой как все. Кроме того, представления о норме и диагнозах стремительно меняются со временем. Например, сегодня уже нет диагнозов «истерия» и «психопатия», которыми раньше оправдывали все мужские и женские причуды.

Перемены норм в обществе хорошо заметны и на примере ЛГБТ движения. Изначально именно гей-активисты выступали очень важной движущей силой антипсихиатрического движения, поскольку именно они часто становились жертвами медицинских репрессий. Геев насильно лечили, причем довольно жестокими методами. Их буквально пичкали гормональными препаратами и даже насильно проводили операции по смене пола в угоду общественности.

Неудивительно, что на этом фоне геи участвовали в большом количестве антипсихиатрических акций. Так они добились от Американской психиатрической ассоциации исключение диагноза «гомосексуализм» из перечня психических заболеваний. Вскоре им удалось одержать и окончательную победу – расстройства половой идентификации были полностью исключены из новой версии Международной классификации болезней.

В том числе и по этой причине официальная психиатрия повернулась в сторону гуманизации. Она расширила свои подходы к лечению пациентов, в лечении стали учитываться социальные и психологические причины, которые привели к расстройствам. А то, что в 60-х годах казалось безумной затеей, сегодня называют арт-терапией или пет-терапией.

Наиболее известной и радикальной антипсихиатрической организацией стал Социалистический коллектив пациентов, которую возглавил Вольфганг Губер. Приверженцы этого движения не отрицали существования психических отклонений, но они считали их специфической формой отказа от многих буржуазных ценностей. Больной человек не мог соответствовать требованиям общества и полноценно работать.

Абсолютно нормальных людей не существует в принципе, им просто неоткуда взяться. А болезнь – это естественная реакция, вызванная необходимостью постоянно жить в условиях отчуждения. А выздороветь окончательно они могут только если изменится мир, – писал Жан-Поль Сартр.

Психиатрия и гуманность

В 70-х годах психиатрия была объявлена добровольной и для госпитализации теперь требовалось согласие пациента, который мог выбирать лечиться дома или в стационаре. Реальной заслугой антипсихиатров стало еще и ограничение произвола в клиниках и появление более эффективных методов лечения. В 2020 году Всемирная психиатрическая ассоциация приняла Гавайскую декларацию – это первый документ в истории, который регламентировал этические нормы и деятельность специалистов в разных странах мира.

Скорость перемен достигла пика в Италии. Там распустили психиатрические больницы и организовали другую систему лечения и наблюдения. Постепенно реформы коснулись и других стран мира и дошли и до России.

Но реформа продолжается до сих пор и она призвана сократить количество закрытых стационаров, а сделать психбольницы частью обычных, где пациенты не будут находиться в жесткой изоляции.

Сегодня на очереди преобразование самых сложных учреждений – психоневрологических интернатов, где живут люди абсолютно не приспособленные к жизни. Многие из них, особенно расположенные в провинции, и сегодня выглядят ужасающе, да и отношение к пациентам как к беспомощным и безвольным существам тоже стоит менять.

Есть много вариантов, как изменить их, один из них – сопровождаемое проживание, когда пациентов сселяют в обычные квартиры, где они живут при поддержке более опытных людей.

Проблемы современной психиатрии

В 80-е года антипсихиатрическое движение пошло на спад и сегодня его требования уже звучат не слишком радикально. Однако его идеи плотно укоренились в сознании массового населения.

Да, система принудительного лечения изжила себя, поэтому сегодня главным объектом нападок считается фармакологическая индустрия. Многие искренне верят, что врачи состоят в заговоре с фармкомпаниями, чтобы навязать пациентам кучу ненужных лекарств и препаратов. Но о том, что эти самые лекарства позволяют еще и спасать жизни, многие забывают.

До изобретения аминазина в 1950-х годах у психиатров не было эффективных средств, да и о механизмах, происходящих в мозге, не было много известно. Медики действовали практически наугад, одной из таких процедур была лоботомия. Эта операция, при которой разрезают ткани, соединяющие лобные доли с остальным мозгом. Да, своей цели врачи достигали, буйные пациенты на самом деле становились тихими, но у них возникало много побочных эффектов и они очень рано умирали.

Создателю лоботомии – Эгашу Монишу в 2020 году даже вручили Нобелевскую премию, очевидно за то, что он избавил систему здравоохранения от разорения. Сколько людей пострадало от этой практики за 20 лет до сих пор точно неизвестно.

Останавливать психоз без насилия стало возможно лишь с изобретением нейролептиков. Таким образом, тяжелые пациенты получили шанс оставаться в обществе и вести нормальную жизнь. Да, многие препараты, особенно первого поколения, были довольно токсичны и приводили к большому количеству побочных эффектов. Но в любом случае каждый пациент имеет право получить полную информацию о лечении и сделать свой выбор. И когда такие решения принимаются добровольно, о заговоре фармкомпаний не может идти и речи.

Еще одна проблема современной психиатрии – субъективность врачебного мнения. Да, пожалуй, главное отличие психиатрии от всех других областей медицины как раз в том, что здесь нельзя четко поставить диагноз с применением оборудования или анализов. Вот и выходит, что каждый раз роль именно врача в постановке диагноза довольно велика.

Еще в 1970-х это наглядно доказал один их экспериментов. Группа психологов обратилась в разные психиатрические больницы США с жалобами на один единственный симптом – голоса в голове. Практически всем из них поставили диагноз «шизофрения» и отправили на лечение. При этом симулянтов вычислили даже соседи по палате, а вот доктора не ставили под сомнения диагнозы друг друга, чтобы не ронять врачебный авторитет.

Но стоит признать, что терапия все больше стремится к объективности и часто ей это удается. В современных клиниках все чаще применяют не только беседы, но и специальные тесты, генетические анализы, сканирование мозга и энцефалограммы.

Антипсихиатрия и личность

При всех своих плюсах последователи антипсихиатрии играют злую шутку с самими пациентами. С одной стороны они пытаются убедить, что у них все прекрасно и никакая посторонняя помощь, а у ж тем более лечение, не требуется. Но на деле все не так радужно. Любое психическое расстройство рано или поздно приводит к деградации личности, и тогда от человека не остается практически ничего, кроме полной апатии, бессилия и депрессии.

Именно поэтому деятельность подобных организаций часто осуждают не только врачи, но и сами пациенты. Они сами настаивают на необходимости более традиционного подхода к лечению.

В вопросах лечения (точнее его отрицания) антипсихиатры проявляют тот же жесткий авторитаризм, что и их враги. Никаких больниц и таблеток! Гордись тем, что ты особенный! В этом стремлении они тоже порой доходят до крайностей.

Однако и представления об ужасах психиатрии еще не до конца выветрились из голов общественности. Многие до сих пор воспринимают визит к психиатру как «клеймо» и избегают его всеми силами, даже когда он крайне необходим. И в итоге болезнь, которую можно было легко подавить на ранней стадии, запускают до очень тяжелых форм, пытаются заглушить алкоголем или наркотиками или и вовсе вылечить собственными силами.

А между тем современная психиатрия – это всего лишь услуга, которой можно очень грамотно пользоваться.

Радикальная антипсихиатрия жива и по сей день, но она уже не может похвастаться слишком большим количеством сторонников. Они не устраивают митинги и пикеты и не пытаются бороться с врачами, чаще их борьба сводится к злобным комментариям к статьям в интернете.

В глобальном же смысле специалисты убеждены, что массовое антипсихиатрическое движение не исчезло, а эволюционировало в более прагматичное. Теперь уже сами пациенты добиваются улучшения условий и новых методов лечения.

Еще одним современным приемником антипсихиатрии можно смело назвать постпсихиатрию – это движение, призывающее сохранить критический взгляд на психиатрические диагнозы и подходы к их лечению. Постпсихиатры убеждены, что каждый пациент сам в силах выбирать как воспринимать свой недуг – как болезнь или просто как особенность. И да, они не призывают отказываться от лечения и препаратов, а просто хотят сместить акцент на улучшение социальных условий для таких людей.

Источник: doc.by

От автора: Антипсихиатрия форум (желающие могут задать вопросы врачу-психиатру!).
Эссе.

                                    

Пролог.

Когда психиатры были маленькими, мамы рассказывали им страшную сказку про злую колдунью по имени «Антипсихиатрия». Жуткие, леденящие кровь истории. Со счастливым концом.

——————————————————————————————————

    Вновь вспомнить об «Антипсихиатрии», мне пришлось совсем недавно…

Я присутствовал на одном семинаре, ведущие которого (врачи-психиатры, научные сотрудники одного из московских ВУЗов), обучали врачей непсихиатрических специальностей азам психодиагностики, условиям оказания психиатрической помощи в РФ и психофармакотерапии.

Безусловно, подобные семинары имеют свою актуальность—многие пациенты, из-за «психической стигмы» бояться обращаться напрямую за помощью врача-психиатра. Но, при этом, они в ней (в психиатрической помощи) нуждаются. И долг врача другой специальности эту помощь оказать (хотя бы в минимальном объеме).

Однако, когда речь зашла о тактике врача-терапевта (кардиолога и проч.), «при обнаружении у пациента суицидальных мыслей», рекомендация психиатра (к.м.н.) была следующей: — вы должны тут же закрыть дверь на ключ и вызвать психиатрическую бригаду!

Я привык к «бредовым» фразам, когда несведущие люди (врачи в том числе), пытаются рассуждать о фитотерапии, китайской традиционной медицине (иглорефлексотерапии) или о гомеопатии.

Но, когда врач-психиатр «с высокой трибуны» начинает излагать позицию психиатрии 60-70 годов прошлого века… я был очень возмущен!

Поскольку четвертая статья Закона РФ от 02.07.1992 N 3185-1 (ред. от 28.11.2015) «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», четко гарантирует пациенту ДОБРОВОЛЬНОСТЬ обращения за психиатрической помощью!

Цитирую дословно:

(1) Психиатрическая помощь оказывается при добровольном обращении лица и при наличии его информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Законом.(в ред. Федерального закона от 25.11.2013 N 317-ФЗ)

—————————————————————————————————————-

    Сами по себе, суицидальные мысли, всего лишь феномен психического расстройства. В отдельных случаях, это говорит о тяжести депрессии. В других случаях, имеет место «рентные установки» истерических личностей или «суицидальный шантаж».

    В любом из этих случаев, врач непсихиатрической специальности, может только предложить пациенту консультацию врача-психотерапевта (которых в поликлинике нет) или врача-психиатра ПНД. Оформив, надлежащим образом предложение в амбулаторной карте.

Все!

Если пациент отказывается от предложенной консультации, то применять какие-либо средства удержания, это прямой способ быть обвиненным в уголовном преступлении:

Статья 127. Незаконное лишение свободы

1. Незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, —
наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

——————————————————————————————————————

     Все действия по оказанию психиатрической помощи в случаях «обнаружения суицидальных мыслей», осуществляет ТОЛЬКО врач-психиатр, после получения информированного согласия пациента!

У врачей психиатрических специальностей существуют способы работы с этим тягостным, пугающим симптомом: психофармакотерапия, психотерапия, гомеопатия и т.д.

    Существуют определенные показания для госпитализации пациента с суицидальными мыслями, в стационар.

Это:

1. Социальная изоляция (одиночество), особенно потеря связи с близкими людьми.

2. Отсутствие доверительных отношений с врачом.

3. Наличие у пациента четкого плана самоубийства.

4. Психотическое состояние с вербальными (словесными) галлюцинациями, требующими покончить с собой или воссоединиться с умершими.

5. Попытки самоубийства в анамнезе, особенно если они имели место в течение последних трех месяцев.

6. Убеждение пациента в том, что самоубийство — единственный выход.

7. Депрессивное состояние с выраженными идеями вины, самоуничижения, чрезмерным чувством стыда.

При этом, абсолютными показаниями, являются только 3, 4, 5 и 6 пункты.

     Остальные случаи не требуют срочных и безотлагательных мер психиатрической помощи. Большинство пациентов, имеющие суицидальные мысли в рамках своего симптомокомплекса, посещают врача амбулаторно.

Нужно понимать, что многие пациенты КРИТИЧНО относятся к возникновению у них суицидальных мыслей.

Кроме того, существует т.н. антисуицидальные факторы, которые учитывает врач-психиатр, принимая решение о дальнейшей курации пациента. Можно сделать акцент на личностных и сверхличностных ценностях человека.

——————————————————————————————————————

   Но. Та история, с которой я начал эссе, это серьезный повод для критики психиатрии в целом, такой общественной организации как «Антипсихиатрия».

Я не понимаю, почему подобные «карательные тенденции», все еще находят почву в среде психиатров?! ((

Любые ошибки (а, тем более, злоупотребления) врачей непсихиатрической специальности и психиатров, «борцы с психиатрией» пытаются раздуть.

У них мало что получается в законодательном плане, но по части создания образа «ужасного психиатра», способного «упечь в психушку здорового человека» —они весьма преуспели.

Пациенты параноидного круга, с привычной для них стеничностью, подхватывают лозунги «Антипсихиатрии», создают сайты в Интернете или темы на форумах, запугивая людей.

Однако, их усилия, всего лишь усиливают «психическую стигму» в обществе, лишая нуждающихся в помощи людей, получить эту самую помощь.

Где же справедливость?!

Почему, одни виды помощи «проходят цензуру» общественников и разного рода «специалистов-экспертов», а другие—нет.

За этим кроется своеобразная дискриминация: когда ОДНИ люди решают за ВСЕХ—как и у кого им лечиться; нужна ли им такая помощь или нет.

Заключение.

Свободный человек, в свободной стране, сам в состоянии решить: к кому ему обращаться за медицинской психиатрической помощью и не спрашивать совета у «антипсихиатров» или других дилетантов.

—————————————————————————————————————-

Дополнительно. Отзывы и мнение специалистов.

Говорят психологи: «Например врачи, притворяющиеся психотерапевтами. Они используют симптоматический подход, чем очень вредят клиенту, усугубляя его состояние и формируя у него зависимость от медикаментов. В большинстве случаев это лишнее. Но врачи не понимают здоровой психологии. Для них клиент-пациент. Следовательно его психика больна. Очень скверная ситуация.»

Говорят психиатры: «Есть разные причины, по которым врач-психиатр не говорит диагноз.
Во-первых, это в интересах самого пациента. Бывает так, что пациент, узнав о диагнозе (а в особенности — его родственники) неверно истолковывает(ют) информацию и, исходя из неправильных выводов, начинают, соответственно, неправильно действовать. В этом случае врач должен объяснить пациенту его состояние, сведения о заболевании, его особенностях — в доступной для пациента форме. То есть так, чтобы минимизировать ошибочные действия со стороны пациента. 
Во-вторых, бывает так, что пациент, которому выставлен диагноз, вполне адекватен, с критикой к болезни, а вот его родственники….. В этом случае эти самые родственники препятствуют лечению. И врач не сообщает диагноз потому, что родственники будут всячески избегать, чтобы их родственник получал лечение.
В-третьих, существуют феномены, которые не укладываются в конкретный диагноз, или говорить об окончательном диагнозе еще рано. В этом случае диагноз не сообщается для того, чтобы пациент не „додумывал“ и „не накручивал“ того, чего нет.»

Два мнения. Отношение психолога к врачам психиатрической специальности.

И отношения психиатра к пациентам; к их СПРАВЕДЛИВОМУ желанию знать свой диагноз!

Выводы делаем сами…

——————————————————————————————————————

Дополнение. Декабрь, 2018 года.

К сожалению убедился, что НЕ все врачи (!), работающие с детьми и подростками, это знают:
«В детской поликлинике не допускается оказание медицинской помощи (опрос, осмотр, медицинские манипуляции, исследования, лечебные процедуры и т.д.) несовершеннолетним детям без присутствия родителей или законных представителей, поскольку:
Забота о детях — обязанность родителей (ст.38 Конституции РФ).

Ребенок имеет право на защиту своих прав и законных интересов, которые осуществляют родители или законные представители (ст. 56 Семейного кодекса РФ).

Неисполнение или ненадлежащее исполнение родителями (законными представителями) обязанностей, в том числе по защите прав и интересов несовершеннолетних, влечет предупреждение или наложение административного штрафа (ст. 5.35 КоАП РФ).»

Если врач (не психолог, и не соц.работник) узнает от ребенка (подростка) о приеме наркотиков или о постоянных суицидальных мыслях, он должен (согласно ФЗ) сообщить эти сведения родителям ребенка!
А не утаивать, под предлогом «поиска контакта с ребенком»!

Другое дело, если ребенок или подросток сообщил врачу о фактах насилия в семье. 
Здесь врач на стороне ребенка!

Источник: www.b17.ru