Генетика и рак кишечника


Генетика семейного рака кишечника. Механизмы развития

Колоректальный рак, злокачественная опухоль эпителия толстого кишечника и прямой кишки — одна из наиболее частых форм рака. Он поражает более 150 000 индивидуумов в год только в Соединенных Штатах и вызывает около 15% всех случаев рака. Небольшая часть случаев рака толстого кишечника — следствие аутосомно-доминантного заболевания — семейного аденоматозного полипоза (САП) и его варианта, синдрома Гарднера. САП встречается с частотой около 1 на 10 000 населения.

У гетерозиготных носителей САП в течение первых двух десятилетий жизни в кишечнике образуются многочисленные аденоматозные полипы, характеризующиеся доброкачественным ростом. Почти во всех случаях один или более полипов становятся злокачественными. Хирургическое удаление ободочной кишки предотвращает развитие злокачественной опухоли. Поскольку это заболевание аутосомно-доминантное, родственникам больных показано периодически обследоваться методом колоноскопии.

Благодаря генетическим исследованиям сцепления в пораженных семьях и обнаружению потери гетерозиготности в клетках опухолей кишечника, локус болезни был картирован на длинном плече хромосомы 5, а ответственный ген — АРС — выделен позиционным клонированием. Синдром Гарднера также вызван мутацией в гене APC и, следовательно, аллелен с САП.

Пациенты с синдромом Гарднера имеют, кроме аденоматозных полипов со злокачественным перерождением, наблюдаемых при САП, другие аномалии, включая остеомы челюсти и десмоидные опухоли, представляющие собой опухоли в мышцах брюшной стенки. Хотя фенотипы САП и синдрома Гарднера действительно воспроизводятся в семьях, остается неизвестным, почему некоторые пациенты с мутациями в гене APC имеют фенотип САП, а другие — фенотип синдрома Гарднера.

Ген APC кодирует цитоплазматический белок, регулирующий бифункциональный белок b-катенин. b-Катенин выполняет функции связи между цитоплазматической частью трансмембранной молекулы клеточной адгезии (типа кадерина) и цитоскелетом, а также активирует транскрипцию. В норме, при неповрежденном эпителиальном слое толстого кишечника и отсутствии необходимости в клеточной пролиферации, b-катенин в основном представлен в виде крупных белковых комплексов с Е-кадерином.

Продукт гена APC вызывает фосфорилирование и частичную деградацию несвязанного b-катенина, снижая уровень свободного b-катенина в клетке. Утрата APC приводит к накоплению свободного b-катенина в цитоплазме, откуда он попадает в ядро, где активирует транскрипицию генов клеточной пролиферации, включая МУС, — гена, избыточно экспрессирующегося при лимфоме Беркитта. Следовательно, ген APC — ген-супрессор опухолевого роста типа ХКЦ.

Генетика семейного рака кишечника

Генетика наследственного неполипозного рака толстой кишки

Приблизительно 2-4% случаев рака толстой кишки в группе семейных синдромов рака составляет наследственный неполипозный рак толстой кишки (ННПРТК). Наследственный неполипозный рак толстой кишки (ННПРТК) характеризуется аутосомно-доминантным наследованием, развивается у взрослых, но в сравнительно молодом возрасте и без аденоматозных полипов, наблюдаемых при САП.

Гетерозиготные мужчины по мутантному гену наследственного неполипозного рака толстой кишки (ННПРТК) имеют приблизительно 90% риск развития рака толстой кишки в течение всей жизни; гетерозиготы-женщины имеют несколько меньший риск, приблизительно 70%, но приблизительно 40% риск рака эндометрия. Кроме того, имеются от 10-20% риска рака желчевыводящих и мочевыводящих путей и яичников.

Наследственный неполипозный рак толстой кишки (ННПРТК) — группа из пяти сходных синдромов семейного рака (ННПРТК1- ННПРТК5), вызываемая мутациями в одном из пяти генов репарации ДНК, ответственных за восстановление сегментов ДНК с нарушением спаривания оснований (А с Т, С с G). Хотя все пять генов участвуют в развитии ННПРТК в разных семьях, подавляющее большинство случаев ННПРТК вызывают вместе взятые MLH, MSH2 и MSH6, а остальные обнаружены только у нескольких очень редких пациентов и часто связаны с меньшей степенью нарушения репарации несовпадений.

Гены наследственного неполипозного рака толстой кишки (ННПРТК) — образцы супрессоров опухолевого роста типа генов «дворников».

Как и при других генах-супресорах опухолевого роста, аутосомно-доминантный тип наследования наследственного неполипозного рака толстой кишки (ННПРТК) определяется наследованием одного мутантного аллеля, сопровождающимся мутацией или инактивацией оставшегося нормального аллеля в соматической клетке. На клеточном уровне фенотип клеток, потерявших оба аллеля одного из этих генов, поражает — огромное увеличение числа точковых мутаций и нестабильных сегментов ДНК, содержащих простые повторяющиеся последовательности, например (А)п или микросателлитные полиморфизмы по всему геному.

Полагают, что микросателлитная ДНК оказывается особенно уязвимой при несовпадении нуклеотидов, поскольку «проскальзывание» синтезированной на шаблоне нити ДНК происходит легче при синтезе коротких двойных повторов. Такая нестабильность, названная фенотипом положительной ошибки репликации (или RER+), происходит на два порядка чаще в клетках с отсутствием обеих копий гена репарации несовпадений. Фенотип RER+ легко выявляется в ДНК наличием трех, четырех или даже больше аллелей микросателлитного полиморфизма единственной индивидуальной опухолевой ДНК.

Полагают, что клетки, утратившие обе копии гена репарации несовпадения, могут содержать в геноме до 100 000 мутаций в пределах простых повторов. Вторичные мутации вследствие нестабильности повторов происходят во многих генах-супрессорах опухолевого роста; два таких гена выделены и описаны. Первый — АРС, нормальная функция и роль которого в САП уже описана ранее. Второй ген — TGFBR2, кодирующий рецептор II TGFb, серин-треонин-киназу, связывающуюся с лигандом, например TGF, блокирующую деление клеток кишечника благодаря фосфорилированию сигнальных молекул.

TGFBR2 имеет в кодирующей последовательности протяженный участок из 10 аденинов, кодирующий три лизина; делеция одного или более из этих аденинов в обоих аллелях гена в клетках RER+ происходит с высокой частотой и приводит к сдвигу рамки, потере функции этого рецептора и, как следствие, утрате контроля над ростом. Нестабильность повторов может вызвать множество мутаций, позволяющих нормальной клетке полностью переродиться в злокачественную метастазирующую раковую клетку.

В отличие от низкой частоты встречаемости мутаций в генах BRCA1 и BRCA2 при спорадическом раке груди, достоверно показано основное участие генов, вызывающих семейные формы опухолей толстой кишки, например MLH1, MSH2 и АРС, в развитии спорадических опухолей толстой кишки. Почти в 70% аденоматозных полипов у больных без САП двухударная модель канцерогенеза подтверждается обнаружением утраты обеих копий гена АРС в аденомах, но не в окружающих нормальных тканях.

В оставшихся 30% с нормальным геном АРС почти в половине случаев обнаруживают мутации в гене, кодирующем b-катенин, блокирующие его фосфорилирование и распад. Аналогично у больных без явной семейной истории по наследственноve неполипозноve ракe толстой кишки (ННПРТК) фенотип RER+, вызванный мутациями или транскрипционным «молчанием» обоих аллелей одного или более генов репарации несовпадений, описан почти в 12% случаев спорадического рака толстой кишки. Также при спорадических опухолях толстой кишки часто наблюдают активирующие мутации одного из членов семейства генов RAS (KRAS) или утрату обеих копий TP53.

Снижение экспрессии гена, расположенного на 18q21, названного DCC, наблюдают более чем в 70% случаев колоректального рака; этот ген кодирует рецептор молекул, включенных в аксональную регуляцию нормального развития нервной системы; его роль при раке кишечника полностью не определена. В оставшихся 15% спорадических опухолей толстого кишечника мутирует ген SMAD4, участвующий в передаче сигнала от рецептора типа II TGFb.

Хотя дефекты репарации несовпадений играют важную роль при наследственном неполипозном раке толстой кишки (ННПРТК) и некоторых спорадических опухолях толстой кишки, большинство спорадических случаев рака толстой кишки не имеет RER+ фенотипа. Вместо этого указанные формы рака обычно имеют хромосомные и геномные мутации, связанные с нарушениями в репарации разрывов двойной спирали ДНК или точности расхождения хромосом в митозе.

Дефекты репарации вызывают хромосомные транслокации, а аномалии расхождения могут приводить к нерасхождению хромосом и анеуплоидиям. В итоге известно много вариантов нарушения регуляции роста и деления клеток и, несомненно, еще больше будет обнаружено в будущем.

— Также рекомендуем «Синдромы хромосомной нестабильности: пигментная ксеродерма, атаксия-телеангиэктазия, анемия Фанкони и синдром Блума»

Оглавление темы «Генетика опухолей»:

  1. Генетика семейного рака молочной железы. Механизмы развития
  2. Генетика семейного рака кишечника. Механизмы развития
  3. Синдромы хромосомной нестабильности: пигментная ксеродерма, атаксия-телеангиэктазия, анемия Фанкони и синдром Блума
  4. Опухоли при мутации генов TP53 и RB1. Механизмы развития
  5. Рак молочной железы и яичников при мутации генов BRCA1 и BRCA2. Механизмы развития
  6. Диагностика семейного рака груди — мутаций в генах BRCA1 и BRCA2. Трудности
  7. Диагностика наследственного неполипозного рака толстой кишки (ННРТК) — мутаций генов MLH1, MSH2 и MSH6. Трудности
  8. Генетика аутоиммунного лимфопролиферативного синдрома. Механизмы развития
  9. Анеуплоидии и анеусомии в раковых клетках. Диагностика
  10. Амплификация генов в раковых клетках. Примеры
Источник: meduniver.com

Генетика рака толстой кишки. В чем причина?

Рак толстой кишки занимает 2-е место по смертности от злокачественных новообразований. По мере старения общества показатель летальности от рака этой локализации будет увеличиваться. Это неудивительно, если вспомнить об этиологии заболевания и особенностях патоморфологических изменений толстой кишки: ее слизистая оболочка представлена одноклеточным эпителием с быстрым периодом полного обновления и постоянной экспозицией к воздействию канцерогенных факторов.

Следовательно, ДНК этих клеток постоянно и быстро делится и реплицируется. В результате вероятность накопления ошибок и злокачественной трансформации со временем увеличивается. Модель рака толстой кишки, разработанная Vogelstein и соавт., иллюстрирует эти механизмы. Мутации гена-супрессора аденоматозного полипоза толстой кишки (adenomatous polyposis coli, АРС) ведут к разрастанию полипов толстой кишки в раннем возрасте. Для уточнения характера любого заболевания толстой кишки можно легко получить образец ткани путем биопсии. По мере роста полипа он становится доступен для обследования гастроэнтерологом с использованием ряда исследований. Рак толстой кишки хорошо изучен также потому, что существуют семьи, члены которых подвержены редкому заболеванию — семейному аденоматозному полипозу толстой кишки. У этих больных толстая кишка покрывается сотнями и тысячами полипов, один или несколько из которых, как правило, малигнизируются в зрелом возрасте.

Именно у этой категории больных впервые был обнаружен ген АРС. В большинстве спорадических опухолей толстой кишки выявляют соматические мутации гена АРС. В более редких семейных случаях отмечается мутация гена АРС, передающаяся по наследству и в связи с этим присутствующая во всех эпителиальных клетках кишечника, что и предрасполагает к развитию полипов. Соматическая мутация ведет к активации онкогена ras и ускорению роста полипа, который, тем не менее, еще остается доброкачественным. Однако с годами полип может приобрести мутации генов-супрессоров DCC и ТР53, которые ведут к автономному неконтролируемому росту злокачественных клеток рака толстой кишки.

Семейная предрасположенность к раку толстой кишки достаточно широко распространена и делится на две группы: с образованием полипов и без них. Полипозы включают семейный аденоматозный полипоз толстой кишки, синдром Пейтца— Егерса, семейный ювенильный полипоз и гиперпластический полипоз. Риск рака толстой кишки у всех больных с названными синдромами повышен. Например, медиана возраста появления рака толстой кишки при семейном аденоматозном полипозе составляет 40 лет.

К синдромам без полипоза относится наследственный неполипозный колоректальный рак (ННПКРР). У этих пациентов злокачественную опухоль толстой или прямой кишки выявляют в возрасте около 40 лет. У большинства больных ННПКРР идентифицируют генетические дефекты в системе репарации ДНК. Мутации происходят в основном в гене MLH1, однако результаты последних исследований свидетельствуют о частом поражении таких генов, как MSH2 и MSH6. ННПКРР сопровождается и другими онкологическими заболеваниями: раком эндометрия (РЭ), раком яичника (РЯ), раком молочной железы (РМЖ) и опухолями нервной системы.

Семейный рак толстой кишки составляет примерно 3—5 % всех случаев рака этой локализации. Однако риск рака толстой кишки также повышен у родственников больных любой формой этого заболевания. Поэтому в большинстве случаев рака толстой кишки можно наблюдать, по крайней мере отчасти, наследственный компонент. Факторы окружающей среды играют важную роль в развитии заболевания; полученные данные указывают, что диета с высоким содержанием клетчатки может снижать вероятность развития рака толстой кишки. Фактор риска — рацион питания с высоким содержанием жира и красного мяса.

*Локализация на хромосоме

Молекулярные изменения, происходящие при раке толстой кишки, хорошо исследованы Vogelstein и соавт., подробно описавшими прогрессию нормального эпителия в рак. Первыми генами, для которых была установлена связь с раком толстой кишки, стали гены семейства ras, изначально выявленные в вирусах саркомы крыс. Эти гены наиболее часто обнаруживают в промежуточных полипах толстой кишки без дисплазии. В аденомах на ранних стадиях мутации ras встречаются редко, но в промежуточных полипах — регулярно, что свидетельствует о важной роли этих генов в раннем развитии рака толстой кишки.

Опухолевый ген-супрессор АРС принимает участие на самых первых этапах канцерогенеза при раке толстой кишки и был выявлен в исследованиях по изучению утраты гетерозиготности, показавших часто встречающуюся утрату длинного плеча хромосомы 5 (5q). Еще один ген, связанный с развитием рака толстой кишки, — ген-супрессор ТР53, расположенный на коротком плече хромосомы 17 (17р). Мутация этого гена — относительно позднее событие при раке толстой кишки. ТР53 — важный ген в контроле клеточного цикла и апоптоза. Утрата гена-супрессора DCC на длинном плече хромосомы 18 (18q) происходит на промежуточных и поздних этапах канцерогенеза при раке толстой кишки. Этот ген кодирует белок, ответственный за клеточную адгезию.

Ген DPC4, также расположенный на длинном плече хромосомы 18, вовлечен в сигнальную систему, связанную с трансформирующим фактором роста b.

При развитии рака толстой кишки происходит последовательное приобретение ряда мутаций. Для развития злокачественной опухоли обязательного прохождения всех этапов не требуется, однако предполагается, что необходимо по меньшей мере 6 или 7 генетических событий. У больных наследственным неполипозным колоректальным раком (ННПКРР) эти мутации развиваются вследствие неспособности эпителиальных клеток слизистой оболочки кишечника выявлять и устранять ошибки, происходящие во время нормального клеточного деления. Исследования Vogelstein и соавт. продемонстрировали модель, которая может быть применена и к другим опухолям.

Эта работа подробно иллюстрирует поэтапную природу канцерогенеза и взаимодействие генов-супрессоров и онкогенов, однако не объясняет поздних механизмов прогрессии опухоли, в частности приобретения ею инвазивности и способности к метастазированию. Данные свойства опухолевых клеток могут быть объяснены мутациями в других генах, которые еще только предстоит выявить. Тем не менее рак толстой кишки представляет удобную модель для исследователей, изучающих различные опухоли. Цель исследований — описать естественное течение опухолевого заболевания как ряд генетических событий, происходящих в определенной относительно небольшой группе генов. Такая «генетическая история» даст четкие представления всех молекулярных изменений, необходимых для трансформации нормальной клетки в опухолевую, и, в свою очередь, определит мишени для будущих диагностических и терапевтических методов.

С недавних пор для исследования генетических изменений при широком спектре злокачественных новообразований используют технологию биочипов. Определение «молекулярной» стадии онкологического заболевания позволяет выявлять генетические нарушения, связанные с прогрессированием опухоли. Информацию о типах этих молекулярных изменений (на генном или белковом уровне) можно использовать для определения прогноза заболевания и его лечения. Биочипы применяют при раке толстой кишки для получения полных сведений о генетических изменениях, связанных с заболеванием. Сообщение Eschrich и соавт. свидетельствует о том, что в скором будущем исследование молекулярных особенностей рака толстой кишки приобретет клиническое значение.

Генетика семейного рака кишечника

— Также рекомендуем «Генетика рака молочной железы. В чем причина?»

Оглавление темы «Генетика рака»:

  1. Дефекты системы репарации ДНК как причина рака
  2. Теломераза как признак рака
  3. Генная терапия рака — возможности
  4. Рестриктазы в исследовании ДНК
  5. Блоттинг по Саузерну в исследовании ДНК
  6. Полимеразная цепная реакция (ПЦР) в исследовании ДНК
  7. Методы определения генетических мутаций
  8. Исследование экспрессии генов при раке
  9. Генетика рака толстой кишки. В чем причина?
  10. Генетика рака молочной железы. В чем причина?
Источник: meduniver.com

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 20 мая 2018; проверки требуют 20 правок.

Злокачественное новообразование толстого кишечника — злокачественная опухоль толстой кишки и её придатка — червеобразного отростка.

Вследствие неточного перевода английского термина (англ. colorectal cancer) часто обобщённую группу таких опухолей называют упрощённо колоректальным раком, хотя в русском языке это более узкий термин (не включающий в себя, в частности, лимфому толстого кишечника); английский же термин охватывает также и рак прямой кишки.

Эпидемиология[править | править код]

Каждый год, по данным Груздевой Е.С., в мире выявляется более 600 тысяч новых случаев рака толстой кишки. В России заболеваемость составляет около 50 тысяч новых случаев в год. Далеко не все случаи колоректального рака выявляются даже на поздней стадии, показатель составляет не более 70 %.

Этиология[править | править код]

Рак толстой кишки — полиэтиологическое заболевание, то есть может иметь под собой множество причин. К ним относятся: генетические факторы, факторы внешней среды (включая питание, канцерогены), воспалительный процесс в кишечнике.

Хотя генетика колоректального рака остается до конца не раскрытой, последние исследования показывают её большое значение в развитии болезни. Так, наследственная мутация в гене APC (англ.)русск. является причиной семейного аденоматозного полипоза (англ.)русск., при котором у пациента имеется почти 100 % вероятность развития рака толстой кишки к возрасту 40 лет[1].

В возникновении колоректального рака прослеживается два пути: из обычных аденом, начинающийся с мутации гена APC (модель Fearon-Vogelstein) и по «зубчатому пути», который отличается уникальным генетическим профилем и морфологическими характеристиками уже на начальных этапах развития образований. Такие образования занимают от 7-9 %. Риск развития рака из них составляет 7,5-15 %. Предшественниками эпителиальных образований являются очаги абберантных крипт. Около 20 % колоректального рака продемонстрировали распространенные дефекты в метилировании ДНК (так называемый CIMP-положительный профиль), мутации в онкогенах BRAF (KRAS), микросателлитную нестабильность, и многие из них могут возникнуть в рамках зубчатых образований и определяют их морфологическое строение. Зубчатый полипозный синдром так же имеет специфические генетические изменения, связанные с биаллельной мутацией гена MUTYH. Риск развития колоректального рака при этом синдроме очень высок и может составлять более 50 %, возможно наличие синхронных или метахронных раковых опухолей. Они, как правило, сопровождаются MSI-H и представлены зубчатой морфологией. Понимание эпигенетического пути и молекулярных особенностей зубчатых поражений дает представление об их клинической значимости и обеспечивает доказательства, необходимые для лечения и наблюдения пациентов с этим заболеванием.

Синдром Линча (англ.)русск. (наследственный рак толстой кишки без полипоза) также связан с высоким риском возникновения рака толстой кишки в возрасте до 50 лет. В отличие от семейного аденоматозного полипоза, при синдроме Линча чаще страдает проксимальный отдел толстой кишки. Пациенты с данным синдромом также подвержены высокому риску развития рака яичников и тела матки в молодом возрасте. Синдром обусловлен ошибками репликации в генах hMLH1, hMSH2, hMSH6, hPMS1, hPMS2 и, возможно, других, ещё не известных[2][3][4].

Факторы риска[править | править код]

  • Диетические — употребление пищи, бедной клетчаткой и богатой твердыми животными жирами.
  • Употребление алкоголя[5].
  • Ожирение.
  • Курение[6].
  • Воспалительные заболевания кишечника.

По результатам исследования, опубликованным в Журнале Клинической Онкологии (Journal of Clinical Oncology), курильщики с раком толстого кишечника имеют в два раза более высокий риск смерти по сравнению с некурящими людьми[7].

Также была проведена работа, опубликованная в журнале Gut (The BMJ journals), результаты которой свидетельствуют, что длительное применение антибиотиков в молодом и среднем возрасте увеличивает риск появления колоректальных аденом, склонных к малигнизации[8]. Ученые исследовали связь между длительной антибиотикотерапией (более 2 месяцев) в возрасте 20-39 лет и 40-59 лет с развитием аденоматозных полипов. Все участники прошли колоноскопию, по результатам которой было выявлено, что у 2020 из 16642 участников обнаружены колоректальные аденомы. Проведя анализ доступных данных, исследователи заключили, что применение антибиотиков более 2 месяцев у лиц в возрасте 20-39 лет приводит к риску возрастания полипов на 36 %, а в возрасте 20-59 лет — на 69 %. Высокий риск перехода аденомы в злокачественную опухоль был подтвержден многочисленными исследованиями. Риск развития рака прямой и ободочной кишки у лиц с аденоматозными полипами в 3-5 раз выше, чем у обычной популяции.

Диагностика[править | править код]

  • Колоноскопия с биопсией
  • Ирригоскопия
  • СКТ органов малого таза, брюшной полости
  • УЗИ ОБП, ОМТ

Прогноз[править | править код]

По причине поздней диагностики летальность от этого заболевания довольно высока и достигает 40 % в течение года с момента выявления болезни.

Наиболее частым органом, в который метастазирует колоректальный рак, является печень. Это обусловлено особенностями венозного оттока от кишечника, который осуществляется через систему воротной вены печени. По данным некоторых авторов, наличие метастазов в печени при колоректальном раке достигает 50 % (Curtiss, 1995).

Другим частым меcтом рецидива колоректального рака является брюшина. Перитонеальный канцероматоз выявляется примерно у 10% пациентов с только что установленным диагнозом. В случае рецидива, брюшина поражается примерно в 60% изолированно, либо вместе с печенью.

По данным Viganò пятилетняя выживаемость у пациентов с метастазами колоректального рака в печени без специфического лечения не превышает 2 %, а медиана выживаемости колеблется в пределах 6,6—10 мес[9].

В настоящее время смертность после резекций печени по поводу метастазов колоректального рака составляет менее 6 %, а в крупных специализированных клиниках менее 3 %[10].

Лечение[править | править код]

Большинство пациентов с установленным раком толстой кишки является кандидатами на операцию. Суть операции заключается в удалении части толстой кишки, несущей опухоль, и лимфоузлов, в которых могут быть обнаружены метастазы.

Послеоперационное гистологическое исследование обязательно во всех случаях. Во время него оценивается удаленный орган: сохранность мезоректальной или мезоколической фасций, уровень инвазии опухоли, количество лимфатических узлов в препарате и сколько из них поражены метастазами, расстояние от опухоли до края резекции.

Химиотерапия (FOLFIRI и др.).

Химиотерапия в сочетании с кетогенной диетой в одном исследовании на малом числе пациентов показала чуть более хорошие результаты[11][значимость факта?]

Примечания[править | править код]

  1. Tomislav Dragovich, MD, PhD. Colon Cancer (англ.). Medscape. Дата обращения 8 октября 2015.
  2. ↑ Lengauer C., Kinzler K. W., Vogelstein B. Genetic instabilities in human cancers //Nature. — 1998. — Т. 396. — №. 6712. — С. 643—649.
  3. ↑ Lynch H. T. et al. Etiology, natural history, management and molecular genetics of hereditary nonpolyposis colorectal cancer (Lynch syndromes): genetic counseling implications //Cancer Epidemiology Biomarkers & Prevention. — 1997. — Т. 6. — №. 12. — С. 987—991.
  4. ↑ Angioli R. et al. Hereditary and sporadic ovarian cancer: genetic testing and clinical implications (review) //International journal of oncology. — 1998. — Т. 12. — №. 5. — С. 1029—1063.
  5. ↑ Колоректальный рак. www.euro.who.int (5 февраля 2018). Дата обращения 5 февраля 2018.
  6. ↑ Модифицируемые факторы риска развития рака. // Факторы риска развития рака. Пер. с англ. Н. Д. Фирсова(2017).
  7. ↑ Люди с раком толстого кишечника, которые курят, имеют вдвое более высокий риск смерти. Euroonco.ru. Дата обращения 25 марта 2015.
  8. ↑ Long-term use of antibiotics and risk of colorectal adenoma Длительное применение антибиотиков и риск колоректальной аденомы
  9. Viganò L., Ferrero A., Lo Tesoriere R., Capussotti L. Liver surgery for colorectal metastases: results after 10 years of follow-up. Long-term survivors, late recurrences, and prognostic role of morbidity // Ann Surg Oncol, 2008, 15 (9). — P. 2458—2464. Epub 2020 May 8.
  10. Wang X., Hershman D. L., Abrams J. A., Feingold D., Grann V. R., Jacobson J. S., Neugut A. I. Predictors of survival after hepatic resection among patients with colorectal liver metastasis // British Journal of Cancer, 2007, 97 (12). — P. 1606—1612. Epub 2020 Dec 11.
  11. Kenji Furukawa, Kyosuke Shigematus, Yoshie Iwase, Wakako Mikami, Hiroko Hoshi. Clinical effects of one year of chemotherapy with a modified medium-chain triglyceride ketogenic diet on the recurrence of stage IV colon cancer. // Journal of Clinical Oncology. — 2018-05-20. — Т. 36, вып. 15_suppl. — С. e15709–e15709. — ISSN 0732-183X. — DOI:10.1200/JCO.2018.36.15_suppl.e15709.

Ссылки[править | править код]

  • Предраковые заболевания толстой и прямой кишки
  • Побочное следствие от потери гена ТР53 при колоректальном раке подсказало новую стратегию его лечения
Источник: ru.wikipedia.org